КЪАТЫН АЛЫУ – ЖЕНИТЬБА | Ёзден адет

1. ЖЕТГЕН ЖАШ – ЮНОША (БРАЧНОГО ВОЗРАСТА)

     Атанг аман болса да, сыртынга кётюр.
Ишленнген жаш атасы бла олтурмаз.
Атангы сыйын тюшюрме.
(Айтханын эт.)
Атасы аш татхынчы,
Жашы суу татмаз.
Атасына сормай,
Ахшы улан иш этмез.
Атынг барда – жер таны,
Атанг барда – эл таны.
Атасы сау ахшы улан
Мюлкюне оноу этмез.

     Даже плохого отца носи на спине.
Воспитанный юноша при отце не садится.
Не роняй чести своего отца.
(Повинуйся.)
Пока отец не поест,
Сын и воды не выпьет.
Не спросив у отца,
Хороший сын (никакого) дела не сделает.
Если есть конь – узнай окрестности,
Пока жив отец – познакомься с людьми.
Хороший сын, пока отец жив,
Своим добром не распоряжается.

2. ЖЕТГЕН КЪЫЗ – ДЕВУШКА НА ВЫДАНЬЕ

     Кёкде – жулдуз,
Юйде – къыз.
Къатын келсе, къуш-муш этер,
Къыз келсе, жумуш этер.
Олтургъан къыз орунун табар.
Къызны къолу тылы болсун,
Жюреги мылы болсун.

     Что в небе звезда,
То девушка в доме.
Зайдет женщина – станет шушукаться,
Зайдет девушка – займется делом.
Усидчивая девушка свое место найдет.
Пусть руки девушки будут в тесте,
Пусть сердце у нее будет мягким.
Жетген къыз жерли эшекни танымаз.

     (Къыз, кеси сагъышларына бе-рилип, аллындагъын кёрмей-ди.)
Къыз, биллигин билмесе,
Эрге барса къыйналыр.
(Адет-намыс, кийим тикген, аш-суу этген д. а. к.)
Жетген къызы болгъан гойню
Чырагъы жарыкъ жанар.
Атанг барда – эл таны,
Ананг барда – эр таны.

     Девушка на выданье оседланного осла не узнает.
(Она витает в облаках, становится рассеянной).
Если девушка не знает того, что положено,
В замужестве ей придется трудно. (
Обычаи, этикет, шить, готовить и пр.)
В доме, где есть девушка на выданье,
Лучина горит ярче.
Пока жив отец – познакомься с людьми,
Пока жива мать – выйди замуж.

3. КЪЫЗ САЙЛАГЪАН – ВЫБОР НЕВЕСТЫ

     Къатын алама десенг,
Къатынсыз айтханнга къарама.
Анасы махтагъанны алма,
Тийреси махтагъандан къалма.
Таматанг жыйырма бешден аугъан эсе,
Сакъламазгъа эркинсе.
(Къарындашынгы.)
Эрге барлыкъ – онсегизден,
Къатын аллыкъ – онтогъуздан.
Ариу ариу тюйюлдю,
Сюйгенинг ариуду.
Сюйген жюрек сюйгенин кёрюр.

     Если надумал жениться,
Неженатого не слушай.
Не бери ту, которую нахваливает ее мать,
Не упускай ту, которую хвалят соседи.
Если твоему старшему за 25 –
Можешь его не ждать. (Брата.)
Замуж – с восемнадцати,
Жениться – с девятнадцати.
Красива не та, что красива,
А та, которую любишь.
Любящее сердце видит (лишь) того, кого любит.

     Эти рекомендации, плод житейской мудрости, в особых комментариях не нуждаются. Обратить внимание следует на указание возраста, в котором следовало вступать в брак. Почему-то стало считаться, что карачаево-балкарцы вступали в брак поздно. Но это только наблюдения недавнего времени, когда после реформы (освобождения крепостных), начала капиталистических отношений и быстрой ломки традиционных установлений слишком быстро менялся и весь уклад жизни. Многие семьи, обретя достаток, для его сохранения и приумножения старались сохранить и свой состав, предпочитали долго не женить сыновей, годами живших на пастушеских станах (сыновья после женитьбы отделялись). Кроме того, вероятно, сильно вырос и размер калыма, выкупа за невесту. Как обычно, резкие перемены били по всем традиционным институтам, в том числе и браку. Младшие сыновья не могли жениться, пока не был женат старший, как и младшие дочери не могли выйти замуж раньше старших. Выгода заслоняла все остальное, даже вековечные установления.
Но так было не всегда, в период устойчивого, налаженного быта и устоявшейся традиционной культуры положение было иным. Многовековой опыт говорил народу, что дети от ранних браков всегда здоровее, что полноценной является та семья, в которой присутствуют минимум три поколения и дети знают не только родителей, которым часто было не до общения с ними, но и дедов и бабушек. Кроме того, сыновья и дочери могли умереть во время эпидемий, не оставив потомства. Отсюда и эти рекомендации – выходить замуж и жениться с восемнадцати-девятнадцати лет, максимум до двадцати пяти. Если же старшие минули этот возраст и еще не вступили в брак (по каким-либо причинам), младшие имели право не ждать их.

4. ЖАШ КЪАРАГЪАН – ВЫБОР ЖЕНИХА

     Тейри, эрге береме десе, – сюймеклик берир,
Бермейме десе, – сууукълукъ берир.
Анасына къарап, къызын ал,
Атасына къарап, жашына бар.
Кёп сайлагъан бек жангылыр.
Излеп алгъан аурууунга
Дарман керек тюйюлдю.

     Если Тейри желает выдать замуж,
Он дает (девушке) любовь,
Если не желает – дает ей холодность.
Женись, узнав, какова мать невесты,
Выходи замуж, узнав, каков отец жениха.
Кто долго выбирает, сильнее и ошибается.
От недуга, который ты сам нашел,
Лекарства не нужно.
(Так говорят человеку, вступившему в брак против воли родных, а потом кающемуся.)

     Абынмагъан аякъ жокъ,
Жангылмагъан жюрек жокъ.
Нет ноги, которая не спотыкалась,
Нет сердца, которое не ошибалось.

     Жашха сормай, къатын алма,
Къызгъа сормай, эрге берме.
Не жени сына, не спросив его,
Не выдавай дочь замуж, не спросив ее.

     Истинным, благословенным браком считался брак по любви. Это вытекает и из того, что любовь рассматривается как благословение Тейри на брак именно с избранником сердца. Разумеется, настоящая взаимная любовь встречается редко, заключались и браки по воле родителей или по сговору родственников. Но спрашивать согласия самих юноши и девушки было обязательно (это условие соблюдается и сейчас). Конечно, об этом спрашивали не сами родители, которых молодые люди стеснялись, а кто-либо из родичей или друзей. Но, после революции, когда прошлое стало рассматриваться как одно сплошное “темное царство”, распространили мнение, что согласие или несогласие молодых людей якобы никого не интересовало, что девушек сплошь и обязательно выдавали замуж за стариков и т. п. (расхожий сюжет для разного рода конъюктурных произведений). Разумеется, случалось и такое, но это были единичные случаи, а не правило – потому и оставались в памяти.
Стереотип “угнетенная женщина Кавказа” был ложным, как и всякий стереотип. На Кавказе отношение к женщине всегда было высоким, никаких тяжелых работ ей не поручали, никаких гаремов здесь не было и паранджу не носили (некоторые сейчас наивно думают, что это исламский обычай, а не просто арабский), общались свободно, следуя, конечно, этикету. В домашних делах у карачаево-балкарцев слово жены всегда было веским, а дом вообще рассматривался как ее вотчина (заниматься мелочами для мужчины считалось зазорным).
Достаточно свободным было и общение молодых людей брачного возраста, обычно на различных торжествах – народных праздниках, вечеринках, свадьбах.

5. ТЮБЕШИУ – ВСТРЕЧА

     Тепсеген жаш къызгъа къарар,
Тепсеген къыз жерге къарар.
(Аркъасын бурургъа жарамайды.)
Къызны тойгъа не улан чыгъарыр (баш уруп), Не бегеуюл чыгъарыр.

     Юноша в танце смотрит на девушку,
Девушка смотрит в землю.
(Повернуться спиной к партнеру нельзя).
Девушку на танец выводит или юноша,
Или бегеул (распорядитель).

     Къызны той арада къойма,
Адет бузуп, бет жойма.
Къыз бла хыны сёлешме,
Къатынынг бла демлешме.
Тойгъа къара, Оюннга жара.
(Не тепсе, не къарс ур.)

     Не оставляй девушку посреди танца,
Нарушив этикет, не позорься.
Девушке не груби,
С женой не соперничай.
Танцами любуйся,
Веселью помогай.
(Танцуй или отбивай такт.)

     Ритуал проведения различных семейных и прочих торжеств подчинялся определенным правилам, как и поведение его участников. Основной их частью были танцы.
Во время танца партнеры не могли поворачиваться спиной друг к другу, девушка никогда не смотрела в глаза партнеру. Выходила она в круг либо после легкого поклона юноши, либо ее выводил распорядитель (бегеуюл). Отказать без всякой причины означало унизить юношу, поэтому приглашенная девушка не выйти на танец не имела права. Оставить девушку одну посреди круга, прервать танец, означало оскорбить ее честь – следовало отвести ее на прежнее место и отвесить легкий поклон. Считалось признаком невежества не принимать участия в веселье, быть просто зрителем, – надо танцевать или отбивать такт хлопками в ладоши.

6. ТАНЫШЫУ – ЗНАКОМСТВО

     Мал этерик – таугъа,
Къатын аллыкъ – тойгъа.

     Надумавший развести скот идет в горы,
Надумавший жениться – на веселье.

     Къыз тойгъа кеси бармаз,
Кеси жангыз да къайтмаз.

     Девушка одна и на веселье не Пойдет,
И одна не вернется.

     Къызны намысы бла ойнасанг,
Бёркюнгю жерде изле.
Заденешь честь девушки –
Ищи свою папаху на земле.

     Айтыр сёзю болгъан улан
Абезехни оздурмаз.
Юноша, желающий объясниться,
“Абезех” не пропустит.

     Абезехде къыз къолун жумдурукъ этсе,
Хапарынгы къысха эт.
Если в “Абезехе” девушка сжимает пальцы в кулак, –
разговор прекрати.

     Сюйген къызынг белги берсе,
Эки юиге жол ишле.
Жашны, къызны ишленнгени
Тойда туура кёрюнюр.

     Если любимая дает тебе “белги”,
Прокладывай путь между двумя домами.
Воспитанность юноши и девушки,
Видна во время торжеств.

     На различные торжества девушки приходили обязательно в сопровождении близких родственников – двоюродных и троюродных братьев, молодых соседей, следивших, чтобы никто их не обидел, не задел их честь.
Разумеется, разговаривать с партнершей во время быстрых, темповых танцев юноши не могли. Но в некоторых танцах такая возможность появлялась (например, “Абезех” – “Под руку”). Девушка, если ей нравился этот юноша, ответа не давала, но в знак того, что она отвечает взаимностью и готова слушать его, разжимала пальцы, которые тот держал в своей. Но если она этого не делала, следовало прекратить речи. После нескольких таких встреч, когда девушка решалась на замужество, она вручала юноше какую-либо вещицу – колечко, платочек и т. п., как знак согласия и верности (белги), и он мог уже сообщить своим родителям имя избранницы, но не сам, а через одного из друзей, сестер и т.д., чтобы те могли отправить к родителям невесты сватов.
Нельзя было говорить с девушкой грубо или резко – за этим обязательно следовало наказание со стороны сопровождающего ее родственника.
Были и иные формы общения (например, на посиделках, вечеринках) -игры в загадки, состязание в импровизированном исполнении частушек (айтыш) и др. На различных торжествах по поведению молодых людей, их манере держаться, танцевать, разговаривать, одеваться судили об их воспитанности, характере и пр.

7. ЫРЫСЛА – ЗАПРЕТЫ

     Жууугъуна баргъан къыяулу табар.
Жууугъунгу алма,
Жууугъунга барма.
Жети ташдан ётген суу
Жангыдан таза болур.
Арба толу хант туздан
Оймакъ толу сют ауур.

     Вышедшая замуж за родича родит калеку.
Не женись на родственнице,
Не выходи замуж за родственника.
Вода, прошедшая через семь слоев камня,
(Вновь) становится чистой,
Наперсток молока
Тяжелее арбы с солью.

     Аначынгы къызын алма,
Аначынгы жашына барма.
Эмчек улан аталыкъны юйюрюне жагъылмаз.

     Не женись на дочери своей повитухи,
Не выходи замуж за сына своей повитухи.
Воспитанник на дочери аталыка не женится.
У карачаево-балкарцев испокон веку соблюдался и соблюдается категорический запрет жениться на родственницах – будь то по материнской или отцовской линии. Считается, что от такого брака могут родиться неполноценные в каком-либо отношении дети, если не в первом поколении, то в последующих. Вероятно за этим стоит вековой опыт народа. Одинаковая наследственность приводит к тому, что какие-то изъяны отца и матери, накладываясь друг на друга, увеличивают его воздействие на потомство. Родство соблюдалось до восьмого колена -по материнской линии, по отцовской же считалось и считается вечным. Запреты на заключение брака касались и других форм родства, например, молочного. Если девочку и мальчика в младенчестве кормила одна и та же женщина, они считались братом и сестрой, и вступить в брак друг с другом не могли. Не вступали в брак и с детьми принявшей роды повитухи.
Запрет касался и детей, прошедших воспитание в другом доме. Некогда по Кавказу был распространен древний тюркский обычай, согласно которому знатные люди отдавали сыновей на воспитание в другие семьи – аталычество. Аталыкъ (букв, “заменяющий отца”, воспитатель) обязан был растить и обучать мальчика до определенного возраста, по достижении которого он возвращался к родителям. Но и семья, в которой он рос, становилась для него родной. Поэтому воспитанник не мог жениться на дочери своего воспитателя – она считалась его сестрой.

8. КЕЛЕЧИЛЕ ИЙГЕН – СВАТОВСТВО

     Жаш, бир къызны жаратса,
Эгечине билдирир.
Къатын аллыкъ атасына-анасы-на жол излер.
Келечини игиси – анангы къарындашы.
Келечи иги болса,
Кели баш эрге барыр.

     Если юноше кто-то нравится,
Он скажет об этом сестре (ей первой).
Надумавший жениться ищет путь к отцу и матери.
Лучший сват – брат матери.
Если сват хорош,
То и ступа замуж выйдет.

     Киеулюк абынмасын
(бир терс иш этип),
Келечи къарылмасын
(сёзюн айта билмей).
Келечи бир кюн сууап алыр,
Бир кюн жууап алыр.
Келечини кечикгени ахшы.

     Пусть жених не споткнется (не оплошает),
Пусть сват не поперхнется (не сумев убедить родственников невесты).
Свату зачитывается то благодеяние, то грех (если брак оказался неудачным).
Хорошо, когда сват задерживается.

     Если все складывалось удачно, в дом невесты засылали сватов, трех-четырех человек, обычно во главе с братом матери жениха. Сваты должны были быть людьми уважаемыми, знающими все тонкости этикета, общительными, красноречивыми. Если в доме девушки сватам были не рады, то сватовство было недолгим, им давали понять, что не желают этого брака, но если жених им был по душе, то старались задержать их как можно дольше. Быть сватом, успешно исполнить свою миссию считалось делом ответственным и почетным, поскольку они помогали возникновению новой семьи.

9. КЕЛЕЧИЛЕГЕ КЪАРАГЪАН – ПРИЕМ СВАТОВ

     Келечиле келселе,
Тыпыр къатында олтурт.
Келечиле юйде болуп,
От ёчюлтген – айыпды.
Киеулюкню сюймесенг да,
Келечиле къонакъдыла.
Келечиле келселе, ашны келинлик этер.
Онгсуннган юйде – къайнагъан боза,
Онгсунмагъан юйде – чайкъагъан айран.
Ашлауда хатлама кёрсе,
Келечи умут юзер.
Келечиге, бир келгенлей,
Хау десенг, – арсар болур.

     Когда приходят сваты,
Усади их возле очага.
Когда сваты в доме,
Гасить огонь в очаге – постыдно.
Можешь не любить жениха,
Но сваты – это гости.
Угощение для сватов готовит невеста.
В доме, где рады (сватам), – пенная брага,
Где не рады – пахта.
Увидев на столе “хатлама”,
Сват теряет надежду.
Сват, получивший согласие сразу,
Начнет сомневаться.

     Рады или не рады в доме девушки сватам, но они – гости, поэтому встречать их холодно показывать свое недовольство нельзя. Их следовало посадить у очага, на почетных местах, поддерживать беседу, угостить. Гасить огонь в очаге после их прихода нельзя – это было бы оскорблением. Блюда служили определенным знаком, говорящим о желательности или нежелательности прихода сватов. Сватам от нежеланного жениха подавали пахту или слоеные пышки (хатлама, къатлама). Причина в том, что это слово, при переносе ударения с третьего слога на второй, означает “не повторяй” (свое предложение).
Если же родители одобряли будущий брак, сватам подавали все самое лучшее в доме, пенную, хорошо перебродившую бузу, угощение готовила сама будущая невестка. Тем не менее, с первого прихода сватов согласия не давали, обещав подумать. Но по характеру самого приема сваты понимали, что дело сладится, и приходили спустя какое-то время во второй раз, или родители невесты находили способ известить о своем официальном согласии.

10. ЫРАЗЫЛЫКЪ СОРУУ- ИСПРАШИВАНИЕ СОГЛАСИЯ

     Алыкъа жай да келир, къыш да келир.
(Жаш, атасы-анасы сайлагъан къызны жаратмаса, алай айтып, чыгъып кетеди.)
Кимни арбасына минсенг, аны жырын айт.
(Жаратса, алай айтып, чыгъып кетеди.)
Сиз сюйгенни мен да сюерме.
(Къыз, атасына-анасына ыра-зылыгъын аны бла билдирип, чыгъып кетеди.)

     Еще и лето наступит, и зима придет.
(Если парню не нравилась девушка, которую хотели засватать за него родители, он отвечал им этими словами и выходил из комнаты.)
На чью телегу сел, тому и подпевай.
(Если юноша был согласен с предложением родителей, он отвечал этими словами и выходил.)
Кого любите вы, того полюблю и я. (Дав понять своим родителям, что она согласна, девушка выходила из комнаты.)

     – Сиз жарата эсегиз, сиз айтханны этерме.
(Жашны жаратмаса, алай айтып, чыгъып кетеди.)
Келечи иги болса,
Болжал этмей, къайтмаз.

     – Если он вам нравится, я выполню вашу волю.
(Ответ девушки родителям означал ее несогласие.)
Если сват хороший,
Он не вернется, не назначив срока (свадьбы).

     Если родители парня сами выбирали будущую невестку и собирались ее засватать, то подсылали к нему кого-либо из его друзей, чтобы узнать его мнение или спрашивали об этом его самого. О согласии девушки родители спрашивали после ухода сватов (но иногда и до) -чтобы знать, давать сватам надежду или нет. Смысл словесных формул был известен всем.
Поскольку сватов перед их отправлением обычно посвящали во все детали материального положения, готовности к свадьбе и пр., они старались, при получении согласия, обговорить эти детали с родителями невесты, особенно дату свадьбы. Поскольку карачаево-балкарская свадьба – очень сложный ритуал, то и подготовка к ней требовала времени. Фактически миссия сватов заканчивалась помолвкой (сёз тауусхан – “окончание речей”), о которой извещали всех, и с того дня девушка и юноша считались женихом и невестой и придерживались определенных правил поведения.

11. КИЕУЛЮК БЛА КЕЛИНЛИК – ЖЕНИХ И НЕВЕСТА

     Сёз тауусхан къызны тили къысха.
Сёз тауусхан ахшы улан Лакъырдасын унутур.
Келинликни жолу башха.
Киеулюкню аягъы иыгъыш таба атламаз.
Киеулюкню (келинликни) нёгерлери
Чамдан юлюш алырла.
Киеулюк тойгъа барса,
Хуржуну къуру болмаз.

      У помолвленной девушки язык короткий.
Помолвленный добрый молодец о шутках забывает.
У помолвленной своя дорога.
Нога жениха в сторону ныгыша не ступит.
Друзья жениха (невесты)
Нашутятся вдоволь.
Жених на веселье
С пустыми карманами не придет.

     Келинлик бла тепсегенле – киеулюкню шохлары.
С невестой танцуют друзья жениха.

     Со дня помолвки жених и невеста, перед вступлением во взрослую жизнь, вели себя серьезно, не допускали никакого ребячества, общаться старались только с ближайшими друзьями и подругами, которые вволю могли шутить над ними, устраивать розыгрыши и пр. Оба избегали встречи с родителями друг друга (если жили в одном селе), а при случайной встрече старались свернуть в сторону или спрятаться. Жених переставал посещать сельскую площадь – чтобы не столкнуться там с родственниками невесты. Если жених отправлялся на праздник или вечеринку, куда должна была прийти и невеста, он шел туда с лакомствами, которыми должен был угостить ее младших братишек и сестренок. С невестой имели право танцевать только его ближайшие, неразлучные друзья, с женихом – ближайшие подруги невесты.

12. ТОЙГЪА ХАЗЫРЛАНЫУ – ПОДГОТОВКА К СВАДЬБЕ

     Бай киеуню болжалы къысха.
Къыз берликни юйю кенг.
Тукъум бети тойда чыгъар.
Тоюнг той эсе, – тёгюл.
Къонакъ саны – арбазынга кёре.
Иги жууукъ, тойгъа келсе, кёз жетдирир,
Осал жууукъ, тойгъа келсе, сёз жетдирир.
Чакъырмасанг – сен гяуур,
Бармай къалсам – мен гяуур.

     У богатого жениха – короткий срок.
У выдающего дочь (замуж) дом просторен.
Какова честь рода, показывает свадьба.
Если это свадьба – будь щедрым.
Число гостей – по величине двора.
Хороший родич на свадьбе присмотрит,
Плохой родич – попрекнет.
Не пригласишь (меня) – ты неверный,
Не приду (по приглашению) – я неверный.

     Домашние – родичи жениха и невесты – с особым тщанием готовились к свадьбе. Никак нельзя было ударить в грязь лицом. От того, на каком уровне она была проведена, во многом зависело отношение односельчан и родственников; последние обязательно навещали, предлагая свою помощь, поскольку дело касалось всего рода, его чести. Хорошим родичем считался, конечно, тот, кто старался помочь, словом и делом, присмотреть, чтобы все было налажено, чтобы двор и дом выглядели нарядно и пр., а не держался, как гость или управитель.
Состоятельные люди тратили на подготовку к свадьбе меньше времени. Хозяевам надлежало проявить свою щедрость, радушие, гостеприимство, поэтому скупиться было нельзя – на стол подавалось все лучшее, что имелось в доме. (Потому и говорят: Сый къангада артыкъ аш болмайды – “На пиршественном столе лишних блюд не бывает”.) Считалось, что чем довольнее будут гости, тем счастливей сложится жизнь молодых. Но не одобрялось поведение иных людей со скромным достатком, которые приглашали слишком много гостей, пытались сыграть свадьбу не по средствам, пустить пыль в глаза: “Число гостей определяется величиной двора”.
Являться на чье-либо торжество, не будучи приглашенным, незваным гостем, считалось позором. Разумеется, никто таковых не прогонял, они сидели вместе с другими, но поступок запоминался и человек сильно ронял себя во мнении окружающих. Быть приглашенным считалось честью. Если кого-либо из тех, кто считал себя обязанным быть на свадьбе (или на другом торжестве), забывали пригласить, он считал это жгучей обидой.

13. АЛГЪЫШ – БЛАГОПОЖЕЛАНИЕ (ТОСТ)

     Экинчи алгъышны тамата къонакъ айтады.
Алгъыш айтхан алгъа ичер.
(Сюелип айтады. Эртте заман-лада бары да бир гоппандан ичгендиле.)
Алгъыш айтхан – бир аякълы.
(Аягъын жерге салса, алгъы-шын бошаргъа керекди. Бу бек эски адетди.)
Бир аякъгъа эки алгъыш айтылмаз.
Ючге дери – тепси аякъ,
Ючден сора – тюпсюз аякъ.
(Сыйда олтургьан юч аякъ ичер-ге борчлуду. Алдан сора къысар-гъа жарамаиды.)

     Второй тост произносит старший гость.
Кто сказал тост, тот и пьет первым.
(Древний обычай. В прежние времена пирующие пили из одной чаши.)
Произносящий тост – одноногий.
(Очень древний обычай. Когда тостующий опускал ногу, тост заканчивался.)
Над одной чашей два тоста не говорят.
(Другому гостю дополнять его нельзя.)
До трех раз – это застольная чаша,
После трех раз – бездонная.
(Пирующий обязан выпить три чаши. Принуждать выпить больше нельзя.)

     Разрушение традиционной культуры не могло не коснуться и такого, вроде бы очень консервативного и устойчивого ее элемента, как застолье. Весь ритуал был неспешным, четко выверенным, но в то же время допускающим свободное общение. В меру ели и пили, беседовали, плясали, пели. Ныне, чаще всего, застолье проходит торопливо, подчиняясь ритму жизни. Исчезли одни элементы, появились другие. Например, за столом не чокались – чаша была одна (аякъ, гоппан, ча-накъ, чара), позже, когда стали ставить перед каждым отдельную небольшую чашу (чёмюч), после тоста их просто поднимали вверх. Число тостов прежде было строго ограниченным, тамада предоставлял слово не всем сидящим, а по своему усмотрению и согласно традиции (каждый тост имеет свое название; см. ниже), это было честью. Ныне почему-то считается, что свой тост должен сказать каждый сидящий. Пришедший на пир и сидящий за столом должен был пить трижды – или совсем не садиться с пирующими. Но после этого настаивать, чтобы он выпил еще, не следовало.
Появление обычая произносить благопожелание, стоя на одной ноге (опустил ногу – заканчивай слово), можно счесть проявлением застольного остроумия – якобы, чтобы речь не затягивалась (как в романе А. С. Пушкина “Евгений Онегин” заставляли крестьянок, собиравших ягоды, петь, полагая, что так они съедят меньше). На самом деле это связано с народной этимологией: “поднявший чашу” и “поднявший ногу” звучат совершенно одинаково (аякъ кётюрген).

14. АЛГЪЫШ АЯКЪЛАНЫ АТЛАРЫ – НАЗВАНИЯ ТОСТОВ

     Ата-бабаларыбыз уллу сыйлада тогъуз алгъыш этгендиле, гитче сыйлада – беш не жети, къонакъ аз болса.
Боза (сыра) аякъланы атлары:
Биринчиси – “Толу аякъ”.
Экинчиси – “Къонакъ аякъ”
(алгъышны тамата къонакъ айтады).
Ючюнчюсю – “Улан (нёгер) аякъ” (той-тепсеуню аллында).
Тёртюнчюсю – “Жора Аякъ”.
Бешинчиси – “Алтын аякъ” (ол алгъыш сёзню тамата сы-йын-намысын кётюреме деген адамына неда бир сыйлы къо-накъгъа береди).
Алтынчысы – “Эрлик аякъ” (андан сора жыр айта эдиле).
Жетинчиси – “Берекет аякъ”.
Сегизинчи – “Эсен аякъ” (тамата къонакъ айтады).
Тогъузунчу – “Атланнган аякъ”.
Тюбюне дери жалан да атланнган аякъны иче эдиле; къалгъанланы уа – ортасына дери.
Шапа, къарап, аякъланы тол- тура-толтура турургъа керек эди.
Бийлени сыйларында алгъыш аякъланы саны онеки болгъанды. Ол юч артыкъ аякъланы атларын билмейбиз. Анга басият сыйлау дейдиле). Атланнган аякъгъа алгъыш юйню иеси этеди. (Юйде неда арбазда.)

     На больших пирах наши предки произносили девять тостов, на угощениях с малым количеством гостей – пять или семь.
Названия чаш:
Первая – “Полная чаша.
Вторая – “Гостевая” (тост произносит старший гость).
Третья – “Чаша юношей (воинов)” (перед началом танцев).
Четвертая – “Чаша посвящения” (” Посвященная ” ).
Пятая – “Золотая чаша” (тамада предоставляет этот тост тому, чей престиж он хочет поднять, или знатному гостю).
Шестая – “Чаша мужества” (после нее исполнялись старинные песни).
Седьмая – “Чаша изобилия”.
Восьмая – “Чаша здоровья”(тост старшего гостя).
Девятая – “Дорожная (стременная)”.
До дна пили только последнюю чашу, остальные – только до половины, а шапа должен был постоянно подливать бузы. На княжеских пирах число тостов равнялось двенадцати. Это называется басият сыйлау – “княжеское угощение”. Тост с “Дорожной чашей” произносит хозяин дома. (Во дворе или приглашенный к столу.)

15. СЫЙ КЪАНГА – ПИРШЕСТВЕННЫЙ СТОЛ

     Шапа алышынса да,
Тамата алышынмаз.
Таматаны жери – тёр.
Тёре кёрмеген, уруп, тёрге ётер.
Сый къангада марда бар,
Жыйырмагъа шапа бар.
(Андан кёп адам олтурса, низам бузулады деп, жаратмай эдиле; къурманлыкъ къойну да жыйырма юлюш этгендиле.)
Аш келсе – таматадан башлап.
Таматагъа сормай, сый къангадан турма.

     Смениться может шапа (виночерпий),
Но не тамада. Тамада – на почетном месте.
Невежа сразу на почетное место лезет.
За пиршественным столом есть мера –
На двадцать пирующих – один шапа.
(За один стол садилось не более двадцати человек; мясо жертвенной овцы делили также на двадцать частей.)
Блюда первым подают тамаде.
Без позволения тамады из-за стола не вставай.

     Къонакъ эшикге кеси жангыз чыкъмаз.
Тур дер жерге олтурма.
Сый марданы къонакъ билир.
(Атланнган аякъ кётюрейик деп.)
Сыйда кёп къалгъан къонакъны
Сыйы-намысы тюшер.

     Гость один во двор не выходит.
(Его провожает один из гостей или шапа.)
Не садись на то место, с которого придется встать.
(Садились строго по старшинству.)
Сколько длиться пиру, знают гости.
(Намекнув тамаде о “Стременной чаше”.)
Слишком долго пирующий гость,
Теряет уважение.

16. ТОЙГЪА БАРЫУ – ПРИХОД НА СВАДЬБУ

     Кёлюнг къалгъан жерге
Къонакъ болуп барма.
Тойгъа барсанг, тоюп бар,
Эски тонунгу къоюп бар.
Чакъырылмагъан жерге ит да бармайды.
Тойну ашы – тобалакъ.
Кенгешге – ойлар ючюн,
Къууанчха – ойнар ючюн.
Къууанмагъан къууанч бузар.
Сыйгъа барсанг, ойна, той,
Жарсыуунгу юйде къой.
Тойгъа бек алгъа да барма,
Тойда бек артха да къалма.

     Не ходи в гости к тем,
На кого ты в обиде.
На пир иди сытым,
Оставив (дома) старую шубу.
Даже собака не идет туда, куда ее не зовут.
Пища пира – веселье.
На совет – чтобы обдумать,
На пир – чтобы веселиться.
Веселью помехой безрадостный.
Прийдя на пир, веселись и ешь,
А заботы оставь дома.
Не приходи на пир раньше всех,
Не задерживайся на пиру позже всех.

     Резкое неприятие карачаево-балкарцами любой формы притворства и лицемерия, обмана, сказывается и здесь. Не следует идти в дом человека, с которым сложились неприязненные отношения. Не следует притворяться, что ты радуешься вместе со всеми. Так или иначе, будет ощущаться дискомфорт.
Не следует идти в общество веселящихся людей, если в твоем сердце нет веселья, точнее, если не сумеешь развеселиться. Оставь свои горести дома, на время забудь о них, чтобы общение с тобой было приятным, беззаботным. И, разумеется, следует быть одетым нарядно – это праздник, и человек в неопрятной одежде там будет выглядеть просто неприлично. Подлинная цель торжества вовсе не пища, – человек должен насытиться там радостью, напитаться весельем.
Не следует ни опаздывать к указанному сроку, ни задерживаться после всех, мешая уставшим хозяевам отдохнуть. К сожалению, многие карачаево-балкарцы не отличаются пунктуальностью в соблюдении точности назначенных сроков, о чем сами говорят сокрушенно.

17. ТОЙДА КЪОНАКЪ АЛЫУ – ПРИЕМ ГОСТЕЙ НА СВАДЬБЕ

     Къонакъбайгъа – салам,
Къонакълагъа – келям.
Къонагъынгы юйге ашыр,
Ашырмасанг – а ж ашыр.
Озгъан адам салам берсе,
Тойгъа чакъырмай къойма.
– Сыйыгъыз сыйлы болсун!
– Сыйыгъызгъа сый келсин!
– Аш татлы болсун!
(Кеч къалгъан къонакъ айта-ды а л аи.)
– Сыйлы къонакъ бол! Ахшы
кишини жери хазыр, кел, жууукъ
бол, олтур.
(Таматаны жууабы.)
– Аманла сормай эдиле,
Игиле кеслери айтмай эдиле дегенлей.
(Сёзню кечикген къонакъгъа, неда тамата къонакъгъа берир аллында тамата айтады.)

     Хозяину – приветствие,
Гостям – речь.
Проводи гостя в дом,
Не проводишь – заблудится.
Если прохожий здоровается,
Непременно пригласи его на свадьбу.
– Пусть пир ваш будет почтен!
– Пусть пиру вашему будет честь!
– Пусть еда ваша будет вкусной!
(Приветствия запоздавшего гостя.)
– Будь почетным гостем! Для
доброго мужа место всегда готово,
проходи, садись.(Ответ тамады.)
– Плохо воспитанные не спра- шивали,
Хорошо воспитанные сами не говорили.
(Слова тамады, перед предоставлением тоста незнакомцу или старшему из гостей.)

     Входя во двор дома, где начинается свадьба, гость должен громко поздороваться, обращаясь не только к хозяевам, но и ко всем присутствующим, пожать руку отцу жениха, высказать благопожелание. Если пришло вместе несколько человек, это делает старший по возрасту. Хозяин или кто-либо из его родственников отвечает им благодарственной речью и провожает их в дом (или поручает сделать это кому-нибудь из младших родичей), сажает за стол, по старшинству. Там уже должны находиться тамада и прислуживающий за столом молодой человек (шапа), непременно расторопный, оба из числа близких родственников жениха. Шапа может быть и один из его друзей. К моменту прихода гостей столы уже должны быть накрыты. Начинать застолье можно, если число гостей не менее семи.
Если случайно проходивший мимо человек, знакомый или незнакомый, приветствует находящихся во дворе, непременно следует (дважды) пригласить его на застолье. Запоздавший или случайный гость, войдя к гостям, должен поздороваться с ними. Приветственных формул очень много, здесь приведены три самые распространенные и традиционный ответ тамады, после которого гостя усаживают за стол, а шапа немедленно приступает к своим обязанностям. Спрашивать о том, кто он такой, любому из сидящих неприлично, гость представляется только после вопроса тамады. С такими же словами тамада (после своего первого, приветственного слова) обращается к старшему из гостей, приехавших из другого селения, если многие из участников застолья незнакомы друг с другом. И тот, произнося тост, представляет их хозяевам застолья, а тамада, в свою очередь, представляет им местных гостей (после тоста гостя).
Те же правила действуют, когда дружки жениха едут за невестой в ее дом. Жених в это время находится у одного из своих друзей, а его родичи ожидают прибытия свадебного поезда. После свадьбы, по договоренности, спустя определенное время, жених едет со своими дружками и несколькими родственницами в дом невесты, чтобы быть представленным ее родственникам и односельчанам.

18. КИЕУ ЖЁНГЕРЛЕ – ДРУЖКИ (СВАДЕБНЫЙ ПОЕЗД)

     Иги киеу – нёгерле бла, Аман киеу – эгерле бла.
Жаш киеуге энчи сый: Шинтиги къатапа, Къатында шапа.
Киеу нёгерле – жыйырма, Андан кёбю жыйылма.
Киеу жёнгер осал болса, Тукъумгъа бедиш келир.
Киеу жёнгерге – сайлап, Беллерин къаты байлап.
Киеу жёнгер тели болса, Тойда-сыйда тюйюш ачар.

     Хороший зять (приезжает) с дружками,
Плохой зять – со сворой.
Молодому зятю – особый почет:
На его сиденье – бархат,
Рядом – свой шапа.
Дружек должно быть двадцать,
В большем числе не собираться.
Если дружка скверный,
На его род ляжет позор.
Дружек выбирать с разбором,
Туже затянув им пояса.
Если дружка – дурак,
Он на свадьбе затеет драку.
Киеу жёнгерлени кёрсенг,
Киеу соруп кюрешме.
Увидев дружек,
Не спрашивай, каков жених.

     К сожалению, разрушение традиций не миновало и свадебные обычаи. Строго расписанный ритуал постепенно утрачивал свои ясные черты. Например, в наше время в дом невесты, сопровождая жениха, едет случайное число дружек. Но, согласно традиции, их не должно быть больше двадцати, и с ними несколько женщин (но не более семи).
К дружкам предъявлялись очень строгие требования – уметь вести себя за столом, обладать тонким чувством юмора, быть умеренным в еде и питье, быть веселым, но сдержанным и учтивым в поведении, уметь красиво петь и танцевать, произносить благопожелания и пр. Это объяснимо – они представляют не только жениха, но и род его отца, и род его матери. Каковы дружки (друзья и братья юноши), таков и жених.
Во дворе дружек встречали благопожеланиями и подносили огромную чашу с бузой, которую дружки должны были выпить, передавая друг другу. (К сожалению, извращена и эта традиция: вместо чистой, легкой бузы иногда подносят дружкам невообразимую, ядовитую смесь из различных алкогольных напитков, расценивая это как шутку.)
Жених обычно садился отдельно от дружек, с двумя-тремя друзьями, им прислуживал свой шапа. Дружки старались подначивать родичей невесты, особенно шапу, подшучивали над ним, тот не оставался в долгу. Но, конечно, и здесь следовало соблюдать меру.

19. СЫЙДА ТАМАТА – ТАМАДА НА ПИРУ

     Тамата бла шапа – юйге жууукъ адамла.
Таматаны – кёп сагъышы,
Юч алгъышы.
Тамата болгъан тынчды,
Таматалыкъ этген къыйынды.
Таматаны юлюшю – баш жарты бла жауурун.
Баш жартыда – юч юлюш.
Сыйда низам болмаса – тамата дан кёр.
Тамата бла даулашхан
Сый къангадан къысталыр.

     Тамада и шапа – родственники хозяев дома.
У тамады мыслей много,
А тостов – три.
Тамадой стать легко,
Тамадой быть трудно.
Доля тамады – правая половина головы (барана) и лопатка.
Полголовы (барана) – три доли.
Если на пиру нет порядка – вини тамаду.
Кто начнет препираться с тамадой,
Того изгонят из-за стола.

     Тёр тапсанг, тёреден чыкъма.
Иги тамата ушакъны тыймаз,
Лахорну да унамаз.
Хал билмеген тамата
Шапаларын кеф этер.

     Сел на почетное место – соблюдай обычаи.
Хороший тамада беседу не прервет,
Но и гомона не допустит.
Тамада, не знающий приличий,
Своих шапа напоит.

     Слово тамады за карачаево-балкарским столом непререкаемо: “Тамада всегда прав”. Нельзя выйти из-за стола без его разрешения, курить, громко разговаривать, пить без общего тоста. Нельзя затевать с ним спор по какому-либо поводу. Неумение вести себя за столом может закончиться удалением из зала. Меньшее наказание – когда провинившийся выпивал “штрафную”. Определенные ограничения накладывались и на тамаду. Он мог говорить по любому поводу, но не имел права перебивать произносящего тост, как и другие участники застолья. Он имел право только на три тоста (первый, четвертый и седьмой), и один из них (четвертый) он мог уступить другому человеку.
Половина бараньей головы считается почетной долей, которую тамада разламывает на три части, две из которых отдает сидящим по правую и левую руку от него, т. е. старшим из гостей. Вести застолье правильно, красиво, свободно – нелегко. Тамада должен все видеть, знать, не затягивать паузу между тостами, но и не принуждать пить чашу за чашей, должен уметь шутить и понимать шутку, не допускать шумных разговоров, вовремя давать указания шапе, уметь гадать по лопаточной кости жертвенного барана, вовремя объявить перерыв для танцев или песен и т. д.

20. СЫЙДА ШАПА – ШАПА НА ПИРУ

     Тойда шапа кёп болса,
Ашны татыуу кетер.
Если на пиру слишком много шапа,
Еда становится безвкусной.

     Узунбилек шапаны атасына айып келир.
Тюзню тиги жокъ,
Шапаны шинтиги жокъ.
Аман шапа адамлагъа артын буруп ашар.

     Отец “длиннорукого” шапы стыда не оберется.
На равнине нет круч,
У шапы нет стула. (Он не садится.)
Невоспитанный шапа ест спиной к гостям. (Тайком.)

     Эринчек шапа аякъны толтуруп берир.
(Эрини бла биринчи аякъны толтурадыла.)

     Ленивый шапа чашу наполняет до краев.
(До краев наполняли только первую чашу.)

     Ашны-сууну ма деп берме.
(Ма деп, ашны итге бередиле).
Шапаны аягъын алгъан тазирге къалыр.
(Боза, сыра къуйгъан аягъын.)

     Подавая еду и питье, нельзя говорить: “На”.
(Так бросают еду собаке.)
Взявший ковшик шапы
Подвергнется штрафу.

     Большая ответственность лежит на прислуживающем за столом (шапа). Он должен быть не только расторопным и энергичным, но и внимательным – вовремя принести блюда, быстро и незаметно убрать со стола, аккуратно подавать бузу или “сыра” (темное густое пиво), быстро и точно исполнять распоряжения тамады и т. д. Он не имел права садиться в продолжение всего застолья, пить и есть при гостях. Если что-то он пытался сделать сидя, его тут же могли назвать “длинноруким”, что расценивалось как упущение его отца, не научившего сына правилам обслуживания гостей. На свадьбе гости сидели за несколькими столами, и было несколько шапа, отвечавших каждый за свой стол. Если был порядок, то каждый четко выполнял свое дело. Но иногда, из-за нераспорядительности, возникала путаница, число шапа становилось велико, и они мешали друг другу.
Еще в двадцатые годы сохранялся обычай пить из одной большой чаши, которую, после тоста, пускали по кругу. Позже небольшие чаши стали ставить перед каждым из гостей. Поскольку гость никогда не берет еду сам и не наливает себе питье, это должен вовремя делать шапа. До краев наливали только первую чашу, а шапа должен был увидеть, у кого она пустая и вовремя подливать бузу или сыра (пиво) своим ковшиком, к которому никто не имел права прикасаться.

21. ЖЫР-ТЕПСЕУ – ПЕСНИ И ТАНЦЫ

     Той этилмеген къууанч –
Мухарлагъа жубанч.
Веселье без танцев
Развлечение обжор.

     Ючюнчю алгъыш белгиди:
Ашны къой да, тойгъа чыкъ.
Третий тост – знак:
Оставь еду и выходи на танцы.

     Жырлай билмеген жарсыуду,
Тепсей билмеген айыпды.
Не уметь петь – печально,
Не уметь танцевать – стыдно.

     Той болса – оюн болур,
Къурманлыкъгъа союм болур,
Къонакълагъа тоюм болур.
Будет пир – будут шутки,
Будет жертвоприношение,
Будет угощение для гостей.

     Сыйны чырагъы жырды.
Иги шорпа – чырлы,
Керти къууанч – жырлы.
Эсирип, тойну бузгъан –
Ит кибик, жерге къусхан.

     Светильник пира – песня.
Хороший бульон – с наваром,
Настоящее веселье – с песнями.
Опьянеть и разладить свадьбу –
Все равно, что блевать на землю, как пес.

     Смысл праздника, торжества, как оно и должно быть в любой устоявшейся культуре, заключался не в принятии пищи и напитков, а в веселье, радости и свободе открытого, доброжелательного общения. После третьего тоста по слову тамады все выходили во двор и начинались танцы под руководством распорядителя (бегеуюл). Не уметь танцевать считалось постыдным. Неслучайно слово той имеет четыре значения “пир”; “веселье”; “пляска”; “насыщение”. Отсюда – около ста чудом сохранившихся (в записях) танцев и плясок, к сожалению, большей частью все еще не поставленных на сцене.
Не меньшее и не менее почетное место занимала в праздничной культуре карачаево-балкарцев песня. Умения петь от каждого не требовалось -не всем Бог дал хороший голос. Но все же, даже в недавнее время, среди представителей старшего поколения умевших и любивших петь было много. Ныне положение и здесь плачевное: почти утрачено то, что придавало народной музыке особую силу и красоту – певческая традиция. Большая часть исполнителей народных песен сегодня упрощает и искажает мелодию.
После шестого тоста, перед тем, как на стол подадут мясо жертвенного животного, старшие начинали петь, передавая черед друг другу, под басовое сопровождение присутствующих. Шапа по распоряжению тамады приглашал к столу юношей, которые слушали стоя, стараясь запомнить слова и мелодию песен. Вероятно, именно благодаря этому обычаю мы и сохранили, пусть неполностью, огромное песенное богатство своих предков.
Кроме того, были также и особые песенные состязания (жыр эришиу). Одно село могло пригласить к себе песельников из другого. Кто-нибудь из состоятельных сельчан готовил для них угощение, к назначенному сроку собирались и зрители. Пели поочередно. Условие было одно – каждую песню исполнять до конца. Один из старожилов рассказывал, что он присутствовал на таком состязании в селении Кашхатау, куда приехали песельники из Безенги. Оно продлилось до самого утра, и победу одержали безенгиевцы, исполнив напоследок колыбельную, на которую их соперникам ответить уже было нечем, весь репертуар они исчерпали.

22. БЕГЕУЮЛ – РАСПОРЯДИТЕЛЬ

     Бегеуюлге керек – марда.
Асылсызны бегеуюл этсенг,
Тойну зауугъу къалмаз.
Къала бийи – къалауур,
Бия бийи – бегеуюл.
Тойну тамата башлар.
Бегеуюл чамсыз болмаз,
Чурум тапмай къыйналмаз.
Тепсегенни саны эркин,
Бегеуюлню жаны эркин.

     Бегеулу нужно чувство меры.
Назначишь бегеулом неотесанного –
В танцах наслаждения не будет.
Господин башни – часовой,
Господин плясок – бегеул.
Танцы начинает тамада.
Бегеул без шуток не обходится,
Всегда найдет, к чему придраться.
У танцора свободно тело,
У бегеула – душа.

     Непременный участник любого торжества (в прошлом) – бегеуюл, распорядитель. Он определял, кому с кем танцевать, какой танец объявить, он же штрафовал нарушителей порядка и т.п. Бегеул должен был обладать тонким чувством юмора, быть раскованным, но и знать меру. Невоспитанный, неотесанный человек, взявшись за эту роль, мог испортить людям праздник. Танцы начинал один из старших, за ним другие, а потом уже в круг вступала молодежь.