МЮЛК – ИМУЩЕСТВО | Ёзден адет

1. АМАНАТ – ДОВЕРИЕ

     Къазауатха – атлы,
Аманатха – антлы.
Ташдан аманат ауур.
Аманатын унутхан
Осуятны эшитмез.
Ышаныуунг жокъ эсе,
Аманатдан хайыр жокъ.
Сен ышаннган бар эсе,
Санга ышаннган да бар.
Адамны ышандырма,
Ышандырсанг – сындырма.
Ышанмагъан – сынам аз,
Сынаса да, ийнанмаз.

     Для битвы хорош всадник,
Для вверения – побратим.
Вверенное тяжелее камня.
Кто забывает о наказе,
Не услышит и завещания.
Если не надеешься (на человека),
Вверении проку нет.
Если ты кому-то доверяешь,
Есть и тот, кто доверяет тебе.
Человека не обнадеживай,
А обнадежил – не подводи.
Недоверчивый не испытывает (другого),
А если и испытает, не поверит.

     Раздел посвящен этике деловых отношений, в которые каждодневно вступают люди, сотрудничеству в сфере хозяйственной деятельности. Дабы порядок не нарушался, эти отношения обязательно должны зиждиться на прочной основе принципов, о фиксации которых в народной памяти и заботится Кодекс. Его творцы считали, что речь прежде всего должна идти о доверии. Но доверие вызывает не всякий человек, а только испытанный или близкий (побратим). Присвоить доверенное – все равно, что изменить клятве. Способный на такое останется глух и к завещанию родича (или родителей), его последней воле. Необходимость чувствовать ответственность за вверенное подчеркивается, она тяжелее камня. И, простой совет – если нет доверия к человеку, незачем и поручать ему имущество или заботу о ком-либо. Но доверять нужно, пусть и не всем, в этом выражается и доверие к жизни. Если ты сам честен, будь уверен, что есть и другие, не менее честные люди, и кто не доверяет себе, не доверяет и другим, поскольку человек обычно судит по себе. Даже испытав другого на честность, он все равно ему верить не будет, полагая, что это уловка. Такая тотальная недоверчивость не имеет другого основания, кроме неверия человека в себя и в свою нравственность.
Одно из самоназваний карачаево-балкарцев – таулула – “горцы”. Интересно, что производный от него термин таулулукъ (букв, “кара-чаево-балкарство”, “горство”) имеет значение “доверчивость, простодушие, наивность”. Например, человеку, доверившемуся незнакомому и наказанному обманом, могут сказать: Эй, шуёхум, бу жол а таулулукъ этдинг! – “Э, приятель, в этот раз ты проявил “таулулукъ!” Но тот, кто доверяет себе, доверяет и другому. Отсюда происходит и другая психологическая особенность карачаево-балкарцев – в глубине души они непоколебимо убеждены, что зло, подлость, низость можно совершить только по ошибке, по незнанию, в состоянии аффекта, но нельзя совершить холодно, расчетливо, сознательно.

2. САУДА – КОММЕРЦИЯ

     Таный билсенг – танып ал,
Билмей эсенг – талгъыр ал.
Сата билген ала билир.
Сатыу хатерни сюймез.
Базар хуржунунгу къазар.
Сатыучуну сёзю жютю,
Алыучуну кёзю жютю.
Алдап сатхан – урлап сатхан.
Саудюгерчи, эсеп этмей, эснемез.

     Если ты знаток, покупай по знанию,
Если нет, покупай каурого.
Кто умеет продавать, умеет и покупать.
Торговля благотворения не любит.
Базар заставит рыться в кармане.
У продавца остра речь,
У покупателя – глаза.
Продавать обманывая – продавать ворованное.
Купец без расчета и зевать не станет.

     Торговля, посредническая деятельность, необходима для любого народа. Другое дело, что не все народы имеют к этому природную склонность (достаточно отметить, что в нартском эпосе карачаево-балкарцев почти не встречается слово “купец”). Поэтому и купле-продаже Кодекс особого внимания не уделяет (в том смысле, что изречений об этом не очень много). Отметим только объяснение того, почему продавать, обманывая, нельзя – это все равно, что продавать ворованное (а воровство в Кодексе и в самом народе осуждается безоговорочно и никакие оправдания не принимаются).

3. ХАУХ – НАПРОКАТ

     Хаух бермесем – мен антсыз.
Мен бергенча келтирмесенг – сен антсыз.

     Не дам тебе напрокат – я бесчестен,
Не вернешь в том же виде – ты бесчестен.

     Хаух алгъанынг – аяулу.
Айтып алгъанынгы айтдырмай бер.
Сенде болгъан менде жокъ,
Менде болгъан сенде жокъ.
Саугъаны саугъалама,
Хаухну хаухлама.

     Взятое напрокат – берегут особо.
Взятое на время верни без напоминания.
Что есть у тебя, того нет у меня,
Что есть у меня, того нет у тебя.
Дареное не дари,
Одолженное не одалживай.

     Хаухну хатерлигин аманат бузар.
Цену одолжения снижают наказы.

     Хаухну сатма,
Ёнкючню атма.
Взятое напрокат – не продавай,
Долг – не забывай.

     Старались воспитывать ответственное отношение к чужому, взятому напрокат, например, к сельскохозяйственным орудиям, рабочему скоту и т. д. К ним требовалось относиться бережнее, чем к своему. Если орудие было сломано, следовало до возвращения починить его, а не взваливать эту заботу на владельца. Особенно постыдным считалось задерживать вещь или возвращать ее только после напоминания, ставя хозяина в неловкое положение просителя своей же собственности. Нельзя было без извещения хозяина и передавать одолженное третьему человеку. Но и тот, у кого брали что-либо напрокат, не должен был наставлять, указывать, остерегать – только условиться о сроке возвращения.

4. БОЛЖАЛ – СРОК

     Озду-кетди деме да,
Ычхындырдым де.
Болжаллы ишни бёрю ашар.
Иги ишни болжалгъа салма,
Аман ишни болжалдан алма.

     Не говори: “Ушло, прошло”,
Говори: “Упустил (время и возможность)”.
Отложенное дело волк съедает.
Доброму делу срока не назначай,
Недоброе – откладывай.

     Болжал не ашыкъмаз, не мычымаз.
Срок не поспешит и не промедлит.

     Болжал салгъан болдурур,
Салалмагъан олтурур.

     Кто назначает срок, тот выполнит,
Кто не назначает – просидит впустую.

     Волжалны амал айтыр.
Онглугъа – болжал,
Онгсузгъа – ажал.

     Срок зависит от возможностей.
Для деятельного – срок,
Для беспомощного – погибель.

     Эти изречения напоминают об очень важной стороне хозяйственной деятельности – сроке выполнения работы или договора, поездки и т. п. Основной смысл заключен в шестом изречении. Всякий взятый на себя труд требует назначения срока, хотя бы приблизительного. Это повышает чувство ответственности, а в случае точного исполнения в срок – вызывает и доверие, позволяет расчитать время и возможности, наметить новые планы.

5. БОРЧ – ДОЛГ

     Борчну а малы – бер да, къутул.
Избавление от долга одно – вернуть.

     Алгъанда – ёнкюч,
Къайтаргъанда – кюч.
Когда берешь – это долг,
Когда отдаешь – тягота.

     Борчу барны жюгю бар.
У кого есть долги, у того есть и ноша.
Борчха кирме,
Кирсенг – керилме.

     В долги не влезай,
А влезешь – не разгуливай.
Хауле борчун саугъа сунар.
Взятое в долг беспутный считает подарком.

     Борчларына борч къошхан
Телеуледен къутулмаз.
Кто к долгам прибавляет долги,
От выплат не избавится.

     Борчха берсенг, тенг болурса,
Артха десенг, кенг болурса.
Когда даешь в долг, считают тебя другом,
Когда требуешь вернуть, считают чужаком.

     Ёнкючюнгю тюшге дери къайтар.
Долг возвращай до обеда. (Так принято.)

     Жизнь рассматривается в Кодексе как одно великое испытание, и за совершением ошибки, проступка или преступления неотвратимо следует наказание (не обязательно в виде мести или приговора суда). Не помня об этом, в “Ёзден Адет” ничего понять нельзя. Одно из таких испытаний – взять в долг деньги или другое имущество. Отдавать следует в срок, даже если ты сам в этих деньгах нуждаешься. Только беспутный, недостойный человек, имея долг, не будет заботиться о его возвращении. Или беспечный, о котором говорится в поговорке Тогъуз жесир тёлеую болгъан ныгъышда am ойната эди – “Задолжавший девять пленников джигитовал на сельской площади”. Иное, ответственное и честное отношение к долгам у тех, о ком говорится: Борчлуну берчи къурумаз – “У задолжавшего мозоли не проходят”.
Отметим, что в изречениях очень точно выражается отношение народа к долгам. Типичный карачаево-балкарец тяжело воспринимает необходимость брать в долг и идет на это в крайнем случае.

6. САУГЪА – ПОДАРОК

     Бергенде – саугъа,
Дауласанг – ултха.
Итге сюек атсала,
Саугъа сунуп, къууаныр.
Жауунг саугъа келтирсе,
Ызындан къаугъа келир.
Бергенинге сокъуранма,
Алгъанынга сокъуран.
Хадакъ деген – кюбюрден,
Саугъа деген – жюрекден.
Саугъа берсенг, ызын сорма.
Саугъа сайлай билмесенг,
Адамны кёлю къалыр.

     Даришь – это подарок,
Укоришь им – взятка.

Когда собаке бросают кость,
Она радуется, принимая это за подарок.
Если враг приходит с дарами,
Следом приходит беда.
Не жалей о том, что отдал,
Жалей о том, что взял (присвоил).
Подношение – из сундука,
Подарок – из сердца.
Подарив, потом не спрашивай, где подарок.
Не умея выбрать подарка,
Можно нанести обиду.

     Подарок – также испытание для обоих – дарителя и одариваемого. Нужно уметь выбрать его, соответственно времени, месту, ситуации, человеку, т.е. учесть все. Но, подарив, следует забыть о подарке, не спрашивать, что с ним сталось, – это постыдно. Не следует принимать подарков от врага – в этом таится подвох. Если человек имеет чувство собственного достоинства, он легко отличит подарок от подношения. Истинная ценность подарка не в его стоимости, а в том, что он дарится от всегосердца; отказываться от такого подарка нельзя. Сожалеть, говорится в Кодексе, стоит не о том, что ты отдал, а о том, что ты взял (не по праву, присвоил).

7. КЪОРАНЧ – ЗАТРАТА

     Тёлеген даулар,
Тёлемеген сакълар.
Къоранчсыз хайыр тюшмез.
Тёрели тёлеу этмез.
Ишлесенг – терлерсе,
Урласанг – тёлерсе.
Адамладан аягъанынг
Шайтаннга юлюш болур.
Ахча къорар, бет къалыр.

     Кто платит, тот требует,
Кто не платит – ждет.
Без затрат не получишь прибыли.
Верный закону растрату не сделает.
Потрудишься – вспотеешь,
Украдешь – заплатишь.
Что пожалел отдать людям,
То станет долей беса.
Деньги уйдут, честь останется.

     Азны къызгъансанг, Кёпню жояргъа тюшер.
Пожадничаешь в малом Потратишь много.

     Особенное презрение вызывала в творцах Кодекса мелочность, скаредность, как и любая форма скупости, когда человек, не взаимодействуя с другими людьми, прячет свое состояние и не понимает, что смертен и что после его смерти все это никому не достанется или будет ни к чему непригодным. Отданное людям отдается жизни, Богу, спрятанное от них достается бесу, тлению, смерти, фактически украдено у жизни (такой случай великолепно описан Оноре де Бальзаком в повести “Гобсек”). Нельзя быть мелочным – деньги все равно уйдут на что-либо, а потерянную честь уже не вернешь. Или хотя бы из соображений практики – пожадничаешь в малом, проиграешь во многом, и без затрат не бывает и прибыли. В деле важно время, поэтому лучше заплатить и получить нужное раньше, чем дожидаться, когда подешевеют услуги, товары и т. п.

8. ИЗЕУ, МАММАТ – ТОЛОКА, ПОМОЧЬ

     Сермешге – хазыр болуп,
Изеуге – ыразы болуп.
В бой иди подготовившись,
На толоку – с желанием.

     Маммат жыйсанг, чомарт бол.
Собрал помочь – будь щедрым.

     Чаришге – къамичи бла,
Мамматха – чамчы бла.
Изеу ишни къаштюй бузар.
Мамматха баргъан – алгъышлы,
Мамматдан къалгъан – сагъышлы.
Изеучюню иши халал,
Жыйгъанны – ашы халал.
Изеу иши экили.

     На скачки – с плетью,
На толоку – с шутником.
Работу миром разладит хмурый.
Кто пошел на толоку – благословен,
Кого не позвали – в раздумье (не доверяют).
У пришедших на толоку во благо работа,
У того, кто их собрал, – угощение.
Работа толоки требует проверки.

     Изеу, маммат – помощь односельчанину, соседу или родичу миром при выполнении какой-либо трудоемкой работы (строительстве, на сенокосе и т. п). Этот обычай помог облегчить положение карачаево-балкарцев при возвращении из выселения, когда во многих семьях не было кормильцев, трудоспособных. И многие помнят, сколько всего было построено только благодаря толоке, сколько слабых семей обрели крышу над головой. Обычай этот сохранился, исползуется и сейчас.
Разумеется, человеку, созвавшему людей на толоку, в чьих силах только накормить их, совсем ни к чему работники, исполняющие свое дело угрюмо, без желания, лишь бы поскорее отделаться, что унижает обе стороны. Работать на толоке следовало весело, с шутками-прибаутками, показывая, что ты трудишься от души – а не по обязанности или из-за денег, и услышишь в ответ благопожелание, идущее от всей души (а оно, как считал народ, обязательно сбывается). Но не всегда работа на толоке делается на должном уровне, профессионально (ведь не все пришедшие на помочь бывают мастерами), поэтому хозяин, обязательно щедро угощая работников, должен и присматривать за ходом работы.

9. УУ – ОХОТА

     Уугъа тебиресенг, бек тойма.
Уугъа тебиресенг, итинги тойдур.
Кийикни не эринмеген ёлтюрюр,
Не кёрюнмеген ёлтюрюр.

     Отправляясь на охоту, не переедай.
Отправляясь на охоту, накорми собаку.
Зверя добудет или неутомимый,
Или невидимый.

     Ууда солуу жокъ.
На охоте отдыха не бывает.

     Мараучу тири болса,
Марал этден тийре тояр.
Жолоучу кечиксе – аман,
Мараучу кечиксе – къууан.
Улоучугъа арба керек,
Мараучугъа марда керек.

     Если охотник проворен (энергичен),
Соседи наедятся оленины.
Если путник запаздывает – волнуйся,
Если опаздывает охотник – радуйся.
Возчику нужна арба,
Охотнику – мера.

     Охота с давних времен являлась важным подспорьем в хозяйственной деятельности карачаево-балкарцев. Поэтому охотник был человеком уважаемым, и в фольклоре он – весьма популярная фигура. Свод охотничьих правил, поверий, мифов, песен, гимнов-обращений к покровителю диких животных Апсаты, охотничий язык и пр. мог бы составить большую книгу. Писатель-эмигрант К. А. Чхеидзе, вспоминая о Балкарии, писал: “Горец не обязан быть звероловом, как не обязан уметь играть на агач-кобузе (разновидность мандолины. – М.Дж.) и расказывать по вечерам легенды о временах минувших и о таинственном племени нартьянов – горных богатырей. Однако тот, кто охотник, уважаемее того, кто не охотник”.
Объектом охоты преимущественно были туры, олени, зубры, не отказывались и от медвежатины. В дело шло все – мясо, шкуры, рога. Занятие это было из числа самых трудных и опасных – можно было упасть со скалы, попасть под лавину, ходить целый день и ничего не добыть и т. д. Верными спутниками охотников были породистые собаки барсовой масти – къаплан эгерле (см. о них ниже). Их высоко ценили и любили. В древней песне о несчастном охотнике, ее герой Бийнёгер, проклятый дочерью бога охоты – Байдымат и обреченный провести последние дни жизни на неприступной скале, кормит голодного пса своей плотью.
Охотник, возвращаясь с удачной охоты, согласно обычаю, должен был оделять частью добычи встречных, а дома – и соседей. Вероятно, потому, что зверье рассматривалось как общее достояние.
Но охотнику предписывалось знать меру. Убив 99 туров или оленей, он оставлял это занятие, чтобы не навлечь на себя гнев Апсаты, покровителя диких животных.

10. АХЧА – ДЕНЬГИ

     Мал жайсанг – сояр ючюн,
Ахча жыйсанг – жояр ючюн.
Скот разводи, чтобы резать,
Деньги копи, чтобы тратить.

     Ахчадан намыс багъа.
Честь превыше денег.

     Жут адамны ахчасын
Кюбюрюнде кюе ашар.
Чалгъы чалмай, акъ излеме,
Къыйын салмай, хакъ излеме.
Бахчагъа къарау керек,
Ахчагъа санау керек.
Ахчагъа-мюлкге жетсе,
Адамлыкъ туура болур.
Те лиге байлыкъ тюшсе,
Кесин акъылман сунар.

     Деньги алчного человека
В сундуке моль поест.
Не накосив сена, не жди молока,
Не вложив труда, не жди платы.
Огороду нужен уход,
Деньгам нужен счет.
Когда дело доходит до денег и имущества,
Достоинство каждого становится явным.
Если глупцу привалит богатство,
Он мнит себя мудрецом.

     Отношение к деньгам – в духе всего Кодекса. Сами по себе деньги не представляют особой ценности, копить их в сундуке, тешась обладанием, глупо, их можно и потерять нелепо (моль съест). Деньги – для того, чтобы их тратить (конечно, подразумеваеть – на благие цели). И зарабатывать их честным трудом. Отношение к деньгам позволяет распознать человеческое достоинство любого, определить, каков он (транжира, мот, скряга, алчный, расчетливый, щедрый и т. д.). В легком или быстром приобретении больших денег особую роль играет случай, удача (как и в их потере), поэтому, вдруг быстро разбогатев, не следует воображать, что это случилось потому, что ты умнее окружающих. Кроме того, давно известно изречение Бальзака, что в основании любого большого богатства всегда лежит преступление.

11. САПАРИШ – ЗАКАЗ

     Сапаришинг бар эсе,
Хапарлагъа къатышма.
Сапаришде кариш жокъ.
Гюрбежини оноучусу – темирчи.
Айтхан адам болжалны сакълар,
Этген адам жалны сакълар.

     Имея заказ,
В беседах не участвуй.
Заказ приятелей не знает.
Властитель кузницы – кузнец.
Заказчик дожидается срока,
Исполнитель – оплаты.

     Ишини эбин тапхан
Кесине гыржын табар.
Кто понял суть своей работы,
Найдет и хлеб.

     Балтагъа къын этме,
Устагъа хыны этме.
Усталыгъын аямагъан
Жюрегинги къыйнамаз.

     Для топора чехла не делай,
Мастеру не груби.
Кто мастерства не жалеет,
Заказчика не обидит.

     Ответственность и добросовестность – то, что требуется от мастера, выполняющего работу на заказ. Дело прежде всего, потому что можно подвести человека, обмануть его, украсть время заказчика. Всякую работу следует делать одинаково хорошо, является ли заказчик другом мастера или он с ним незнаком. Хорошо выполненная вещь радует сердце и мастера, и того, кто ее заказал.
Но и заказчик должен соблюдать приличия, понимать, что каждый человек в своей мастерской чувствует себя хозяином и требует к себе уважения. Не следует медлить с оплатой.

12. МЮЛК – ИМУЩЕСТВО

     Ырысхы кёкден жаумаз,
Мюлк тюбюнден къозламаз.
Къол къыйыны бла жашагъан
Ырысхы сын сау ашар.
Санасанг – байлыкъ,
Сынасанг – айлыкъ.
Ырысхы къабырдан чыгъар да,
Кюбюрде бугъар.
Керти ырысхы – жерди,
Андан къалгъаны – желди.

     Богатство с неба не падает,
Имущество из земли не вырастает.
Кто живет своим трудом,
Тому его достояние впрок.
Когда подсчитываешь – богатство,
Когда проверишь – на один месяц.
Богатство выходит из могилы (земли),
И прячется в сундуке.
Истинное богатство – земля,
Все прочее – ветер (пустое).

     Жарлыгъа байлыкъ жарашмаз.
Несчастному богатство не впрок.

     Мюлкюню саны жокъ,
Ичинде жаны жокъ.
Имуществу нет счета,
А душа не на месте (букв, “не внутри его”).

     Истинным сокровищем названа земля, источник всякого состояния и всех богатств, но они сами из нее не вырастают, для этого нужно потрудиться. Не стоит и цепляться за них, это лишь временное – есть более высокие ценности. Тем более не стоит прятать богатство в сундуке.
И в подтверждение того, о чем говорилось выше – роли удачи в быстром или внезапном обогащении, – последнее изречение. Если человек несчастен (неудачлив, тяжело болен, беден способностями) то и богатство ему ничем помочь не может. Истинные сокровища – внутри человека. Большое богатство часто заставляет забыть о них, обрекая пребывать в тревоге за его сохранность.

13. ЭСЕП – РАСЧЕТ

     Къайтыи кирир эшигинги
Къаты уруп кетме.
Ой жетмесе, бой жетмез.
Ойнап сёлешсенг да, ойлап сёлеш.
Марагъанны къарагъан озар.
Эсеплиге тырман жокъ,
Эсепсизге дарман жокъ.
Оюмсуз иш оюлур.
Биреу эсеп этгинчи,
Биреу хасеп этди.

     Не хлопай дверью,
В которую придется войти еще раз.
Чего не достичь сметкой – не достичь и ростом.
Даже если шутишь, говори обдуманно.
Следящего опередит глянувший.
К рассудительному нет претензий,
Для безрассудного нет лекарства.
Необдуманное дело обречено на провал.
Пока один обдумывал,
Другой уже разделал (тушу жертвы).

     Расчетливость не входит в число добродетелей карачаево-балкарцев (часто беспечных, бесшабашных, непрактичных). С одной стороны, расчетливых людей несколько сторонятся, с другой – высоко ценят умение расчитать порядок действий при выполнении какой-либо работы. Кодекс признает расчетливость одним из признаков ума, отождествляя ее со сдержанностью, точностью, рассудительностью.
Но он же показывает ясное понимание того, что все расчитать и предусмотреть нельзя, что бывают ситуации, когда к успеху приводит действие незамедлительное, а расчет и обдумывание есть только промедление, продиктованное привычкой, т. е. инерцией мышления.

14. ЫСПАС – БЛАГОДАРНОСТЬ

     Дуния малындан
Эл ыразылыгъы кючлю.
Благодарность народа сильнее,
Чем богатства мира.

     Азгъа бюсюремеген
Кёпге да бюсюремез.
Кеси хатер этмеучю
Сен этгенни мидел сунар.
Ыспас этген – билип этер,
Билмеген – кюлюп кетер.
Адам суусабын жерге тёкме,
Ыспас этмесенг да, сёкме.
Аш – санынга жарар,
Ыспас жанынга жарар.
Ыспас хакъгъа кирмейди.

     Кто недоволен малым,
Не поблагодарит и за многое.
Кто никому не помогает,
Твою помощь посчитает пылинкой.
Благодарный поблагодарит, понимая,
Неблагодарный уйдет, посмеиваясь.
Не выливай чужой напиток на землю,
Если и не благодаришь, то не хули.
Пища поможет телу,
Благодарность – душе.
Благодарность в оплату не входит.

     Ничто не исчезает бесследно, всякое действие или слово рано или поздно имеет свои последствия – таково убеждение тех, из чьих речений состоит наш Кодекс. Чем выше, духовнее действие или слово, чем они искреннее, тем их последствия благотворней. Людская благодарность помогает душе, как чистая пища телу. Поэтому нет ничего сильнее благодарности всенародной. Следует ценить всякое благо, оказанное тебе, большое или малое, и если даже предложенное тебе не по душе, надо постараться, по крайней мере, не показать этого. Нельзя уподобляться тем, кто никогда никому не помогал, а потому и не знает цену помощи, или даже посмеивается, считая готовность помочь глупостью.
Последнее изречение имеет троякий смысл: благодарность, благодарение не входят в оплату какой-либо услуги или работы, они выше этого и есть как бы дар; благодарить следует в любом случае, после оплаты услуги; и платить за оговоренную услугу следует также в любом случае. (Мудрость русского языка: “благодарность” – “дарение блага”).

15. ИШ – РАБОТА

     Ишни ашыгъып башлама,
Башласанг а – ташлама.
Этмей сокъураннгандан эсе,
Этип сокъуран.
За работу принимайся не спеша,
А принявшись – не бросай.
Чем не сделать и жалеть,
Лучше жалеть, сделав.

     Кючюнге базынма да, ишинге базын.
Ишни аллы – жубанч,
Ишии арты – къууанч.
Кёпге ты и гы л а да, бирин эт.
Къарынынг тойгъунчу аша,
Белинг талгъынчы шиле.
Ишлегенни кёлю базыкъ,
Ишлемеген болур жазыкъ.

     Надейся не на свою силу, а на свой труд.
Начало работы – забава,
Конец работы – радость.
Выслушай многих, сделай одно.
Ешь, пока не насытится желудок,
Работай, пока не заноет поясница.
Душа труженика будет крепка,
Душа бездельника будет несчастна.

     Знакомый этнограф рассказывал мне о народе, у которого принято работать только до пота: вспотел – пора прекращать работу, отдыхать. У карачаево-балкарцев принято работать до седьмого пота, до тех пор, пока есть силы, многие из них – самые настоящие трудоголики. Делать что-либо в полсилы – работать, петь или плясать, воевать, и т.д. – не в их характере, поэтому за какое дело они не возьмутся, все доводят до конца; карачаево-балкарцы максималисты во всем (бросив пить, один сельчанин не прикасался даже к пустой бутылке из-под кефира). Забавно было поведение двух знакомых плотников, которым дали путевки в дом отдыха. Оба через два дня познакомились с плотником санатория и стали работать в его мастерской, просто так, бесплатно. Через неделю один из них сбежал домой, на сенокос.
Огромный опыт привел карачаево-балкарцев к убеждению, что в любых ситуациях, даже в тех, когда никакие средства, известные им, не помогают, надо работать. Так было в годы жизни на чужбине, в страшные годы выселения. Их руками сделано там очень многое. Многих представляли к званию Героя Социалистического Труда, но им, как спецпереселенцам, награды получать было не положено. Известны и несколько случаев, когда трудовые достижения были так высоки, что даже ЦК КПСС не смогло отклонить поданные документы. Традиционное, врожденное трудолюбие спасало и в такой, крайней, ситуации. Да и местное население, вначале относившееся к спецпереселенцам со страхом, увидело, что это не “людоеды” и не “бандиты” (как объясняли пропагандисты), а обыкновенные и умелые труженики, и отношение к ним стало быстро меняться.
Родители часто весьма трезво оценивали будущее своих сыновей, особенно отцы. Нет, не в профессиональном, конечно, смысле и не в имущественном. В основе их прогнозов всегда лежало отношение подростков к их поручениям, к обыкновенной физической работе, в которую их постепенно вовлекали. Если соседи, видя, что дети относятся к труду серьезно, ответственно, стараются сделать все как нужно, довести до конца, не отлынивают, хвалили их, отцы говорили коротко: Хау, ол адам болургъа ушайды – “Да, похоже, из него выйдет человек”. Или, в обратном случае: Адам болургъа ушамайды – “Непохоже, что он станет человеком” (хвалить своих детей не принято; и даже если приходится упоминать о них в разговоре, вместо имени гово-рят “ол аман …” -“этот негодный мальчишка”, “эта негодная девчонка…”).

16. ЖАЛ – ПЛАТА

     Биреуню мюлкюн бошама,
Биреуню хакъын ашама.
Байны кёлю – малда,
Жалчыны кёлю – жалда.
Жал дегенинг – жамау кибик.
Жалчыны жалын бер да, жанын ал.
Жал сакълагъан – жалынчакъ.
Биреуню жалын жаламиш къымар.
Амал тапхан – малчы,
Тапмагъан – жалчы.

     Чужое имущество не расточай,
Чужую плату не присваивай.
Богач думает о скоте,
Батрак – о жалованье.
Жалованье – все равно, что латка.
Дай батраку плату и вынь из него душу.
Ждущий жалованья всегда унижен.
Чужое жалованье присвоит (только) скряга.
Кто может – скотовладелец,
Кто не может – батрак.

     И в прежние времена, находились сквалыги, настолько алчные, что, не боясь греха и не стыдясь позора, отказывались отдать причитающуюся батракам часть стада (она была, кстати, немалой; обычно, если батрак нанимался на пять лет пасти стадо в сто коров, то при расчете получал половину всего приплода). Бывали и случаи тайного убийства батраков. Невыплата положенного считалась тяжелейшим грехом, преступлением, которому нет прощения.
Оплачиваемая от времени до времени работа на другого воспринималась как зависимость, а потому – унижение, к которому привыкали немногие. Для большинства наемная работа была только временной, одним из способов выйти из нужды или каких-либо материальных затруднений. В пореформенный период (после 1866 года) каждый, кто мог и хотел, постарался стать самостоятельным хозяином. Благодаря огромному опыту, трудолюбию, сметке народа, Балкария и Карачай издавна были первыми на Северном Кавказе как по количеству скота (лошадей, коров, овец, коз) на душу населения, так и по переработке сырья (шерсти, кожи, мяса, молока). Русский этнограф Н. Ф. Грабовский в 1870 году писал о трудолюбии типичного балкарца:
“Несмотря на все препятствия, которые были поставлены в жизни горцу-простолюдину и самою природою, и условиями общественной жизни, он все-таки сумел выйти победителем; если победа его не принесла особенно блестящих результатов, то, по крайней мере, он все-таки успел создать для своей жизни такую обстановку, от которой не отказались бы многие и более цивилизованные народы”. И далее: “Самое главное – горец усвоил себе непреложное убеждение, что его кропотливый труд принесет несомненную пользу, и это, в конечном результате, оказалось совершенно верным”. Этнограф говорит и о том, что балкарцы заняты в течение почти всего года, многие из них хорошие каменщики, что трудолюбие заметно сказалось на самой нравственности народа, и воровство “в горах составляет редкое явление”. Все это и многое другое есть ручательство “хорошего будущего экономического положения горцев”.
Трудолюбие и мастерство народа проявлялось не только в скотоводстве, но и в земледелии, и в ремеслах, и в строительстве жилищ. Генрих-Юлиус Клапрот писал о карачаевцах (в начале XIX века): “Они живут в очень чистых, выстроенных из сосновых бревен домах. Кровати делают из дерева, они только немного возвышаются над полом и покрыты подушками и коврами. Их оружие состоит из ружей, пистолетов, сабель и кинжалов”. “Они продают изделия своей промышленности, такие, как сукна (шал), войлок (кииз), чтобы покрывать пол, меха и капюшоны от дождя (башлык) и т. д., частью имеретинцам, частью в Сухум-Кале, одной из турецких крепостей”.
Откуда было благодушному Н. Ф. Грабовскому знать, что всего через 60 лет этот народ, всеми корнями вросший в свою каменистую, но любимую и родную землю, загонят в колхозы и отнимут все нажитое, многих отправят в Сибирь, а еще через 15 лет в ссылку (с приговором “навечно”) повезут в товарных вагонах всех – детей, женщин и стариков. Мужчины в это время будут воевать на фронте за ту же страну и власть, которая так подло их предала.

17. ОСУЯТ – ЗАВЕЩАНИЕ

     Халал мюлкюнг
Сабийинге тюк болур,
Харам мюлкюнг
Туудугъунга жюк болур.
Осуят ажал келтирмез.
Жашау жолу – юлгюлю,
Осуяты – кюлкюлю.
Атасыны осуяты баласына – тёре.
Осуят бла ойнама,
Башха юлюш даулама.

     Праведно нажитое станет
Для твоего ребенка богатством,
Неправедно нажитое
Станет для твоего внука бременем.
Завещание смерти не накличет.
Жизненный путь – примерный,
Завещание – смехотворное.
Завещание отца – для детей закон.
С завещанием не шути,
Другой доли не требуй.

     Харам бла жыйгъан мюлкюнгю
Осуятынга къошма.
Асылдан саугъа къалыр,
Осалдан къаугъа къалыр.
Бар умутунг осуятха сыйынмаз.

     Нечестно нажитое добро
В завещание не вписывай.
От благородного остается дар (каждому),
От скверного – склока.
Все надежды в завещание не вместишь.

     Нет, наверно, такого народа, который не относится к завещанию трепетно, не считает, что точное исполнение последней воли покойного есть священный долг его потомков. Каким бы завещание ни было, изменять его нельзя, т.к. покойник уже не может ни согласиться, ни отвергнуть изменение. Но и сам человек должен до своего смертного часа обдумать свое завещание, составить его так, чтобы оно не оказалось для его близких причиной раздоров и склок. В завещании отражается и характер умершего: оно таково, каким был он сам, это итог его жизни, опыта. Обычай оставляет ему и его наследникам последнюю возможность избежать возмездия судьбы за имущество, приобретенное неправедным путем. Его следует раздать бедным, чтобы оно не навлекло проклятия на потомков.

18. ЫЙЫКЪ – НЕДЕЛЯ

     Жангы аи бла башланнган иш
Онгуна айланыр.

     Баш кюн: Понедельник:

     Дуния баш кюн жаратылгъанды.
Ишни баш кюн башласанг,
Заманында тамам болур.
Юй ишлеп башла; жолгъа чыкъ; уугъа бар; жортууулгъа атлан; келечиле ий; кийим тик; сабийни бешикге сал.

     Работа, начатая в новолуние,
Будет успешной.
Мир был создан в понедельник.
Если начнешь работу в понедельник,
Она завершится в срок.
Начинай строительство дома; выезжай в дорогу; иди на охоту; отправляйся в набег; посылай сватов; шей одежду; клади младенца в люльку (в первый раз).

     Геуюрге кюн: Вторник:

     Геуюрге кюн – къызгъанч кюн.
Геуюрге кюн иш башлама;жолгъа чыкъма; терек салма; сабаннга чыкъма; къонакъгъа барма.

     Вторник – день скупой.
Во вторник работу не начинай; в дорогу не выезжай; деревья не сажай; поле не паши; в гости не ходи.

     Бараз кюн: Среда:

     Къурман кюню – бараз кюн.
Бараз кюнде къош кёчюрме.
Бараз кюнде къайгъы аш юлеш.
Жангы юйде от этсенг – бараз кюн.

     Среда – день жертвоприношения.
Не переноси кошару на другое место.
Раздавай поминальную пищу.
Разжигай огонь в очаге нового дома.

     Орта кюн: Четверг:

     Жауун тилек – орта кюн.
Байрым кече кёрген тюшюнг кер-ти болур.
Байрым ингир – жауунлу. (Ол ингирде битеу юйюр, жу-уунуп, баш жюлютюп, солуу кюн-нге хазырлана эди.)
Моление о дожде – в четверг (в засуху).
Сон, увиденный в ночь на пятницу, – вещий.
Вечер четверга – дождливый. (Поговорка; вся семья накануне пятницы купалась, мужчинам и старикам брили головы.)

     Байрым кюн: Пятница:

     Байрым кюнюнг – солуу кюнюнг.
Байрым кюнде – жума намаз.
Байрым кюнде ныгъыш толу.
Байрым кюнгонг – байрамды,
Ишлегенинг – харамды.
Байрам этсенг – байрым кюн. (
Келген келин насыплы болады дейдиле.)
Байрым кюнде союм этме.
Пятница – день отдыха.
В пятницу – пятничный (общий) намаз.
В пятницу сельская площадь полна.
Пятница – это праздник,
Работа в пятницу – не впрок.
Если играешь свадьбу, то в пятницу.
(Невеста будет счастливой.)
В пятницу заклание запретно.

     Шабат кюн: Суббота:

     Шабат кюнюнг – экили.
Къоншунга да от берме (ырысхы таркъаяды); сабийинге ат ата; мал кесме.

     Суббота – день двойственный.
Не давай огня даже соседу (богатство иссякнет); нарекай ребенка именем; скот не режь.

     Ыйых кюн: Воскресенье:

     Ыйых кюн – Тейри кюн.
Союм этсенг – ыйых кюн.
Ыйых кюн сабий тууса,
Къолан тууар союлур.
(Ол кюн окъуна.)
Сабийине ат атарыкъ
Ыйых кюнню сакъласын.
Суу сугъарсанг, дарман хане жый-санг – ыйых кюн.

     Воскресенье – день (посвященный) Тейри.
Совершай жертвоприношение.
Бели в воскресенье родится ребенок,
Режут пегую корову.
(В тот же день.)
Кто хочет дать ребенку имя,
Пусть дождется воскресенья.
Орошай поле, собирай лекарственные травы.

     Причины того, почему успех различных предприятий и начинаний связывался с теми или иными днями, неясны. Можно только предполагать, что начинать работу с новолуния считалось лучшим потому, что дело ассоциировалось с ростом луны. Сотворение мира началось в понедельник, потому он называется “баш кюн” – “головной, начальный день”. Дом – маленькая модель мира, поэтому его тоже лучше начать строить в понедельник.
Неясно, почему вторник считался и считается у карачаево-балкарцев “плохим днем”. Может быть, в этом повинна все та же народная этимология, усмотревшая в его названии (геуюрге кюн – “день св. Георгия”) слово гяуур – “неверующий”.
Некоторые исследователи видят в названии среды (бараз кюн) следы культа христианской святой Параскевы. Этот день может оказаться и днем, посвященным барсу, главному тотему предков карачаево-балкарцев (и всех северных тюрков – от Крыма до Якутии; главный тотем южных тюрков, от Босфора до Уйгурии – волк).
Одно предположение: может быть, наши предки называли – в глубокой древности – дни недели по названиям главных тотемов? Зача-рованность творцов Кодекса магией числа 7 мы уже видели, то же самое – в мифологии и эпосе. Но главных тотемов – шесть: барс, черно-бурая лиса, конь, волк, орел, сокол, бык. Седьмым, вероятно, являлось неизвестное животное, которое приносили в жертву. Потому, наверно, седьмой день и называется ыйых кюн – “день жертвоприношения”. В мифах и обрядах, эпосе чаще всего говорится о двух жертвенных животных, коне и быке, причем жертвоприношение быка прямо связывается с сотворением мира – суша образуется на его лопаточной кости, – и началом года, весной. У быка в тюркских языках несколько названий, древнейшее – от (“трава, растение”; “отрава”; “бык”), ёгюз (от ёгюр, ёкюр, букв, “ревун”; совр. знач. “вол”), бугъа, бугъ, богъа, богъ, сюда же примыкает буу (“олень-самец”). Но некоторые варианты термина близки к слову багъ, бакъ, бах, бай, бий – “бог, божество”. В период тотемизма образ Бога, своей жертвой создавшего Вселенную, изменился в образ жертвенного животного, быка, из плоти которого сотворился мир, т. е. народ переосмыслил жреческий миф на свой лад. Вероятно, неслучайно воскресенье названо в Кодексе днем, посвященным именно Тейри. До середины XIX века соблюдался обычай весной приносить в жертву быка, которого содержали и откармливали в течение года всем селом (зафиксировано Всеволодом Миллером и Максимом Ковалевским).
Четверг именуется орта кюн “срединный день”. Следует учесть, что в помещенных здесь поверьях совмещены наслоения нескольких эпох и религий (тенгрианства, язычества, христианства, ислама). Днем отдыха в исламе является пятница, поэтому накануне все домочадцы купались перед общей молитвой в мечети, встречей с односельчанами, совместным провождением досуга и т. п.
Название пятницы – байрым кюн – “день Байрым”, богини-покровительницы детей и материнства. Вероятно, поэтому невесту предпочитали водить в дом именно в пятницу (но в этот день родился и пророк Му-хаммад). Запрет на жертвоприношение в пятницу, скорее всего, был введен в период, когда аланы исповедовали христианство, – в этот день был распят Иисус Христос.
Слово “шабат”, как и русское “суббота” – заимствование из еврейского (вероятно, в период господства иудеев в Хазарии). Считалось, что в этот день нельзя передавать огонь – достаток исчезнет. Наречение именем в субботу, возможно, основано на народной этимологии: шамат, шам am означает “священное имя” (звуки М и Б в тюркских языках часто чередуются).